Последние записи









Архив

Белые столбы фестиваль Святая Анна конкурс Московская премьера закрытие Золотая рыбка детский фестиваль пресс-конференция детская анимация Зеркало Тарковский Польское кино Документальное кино актеры юбилей премьера показ мультфильм триллер Белый квадрат Ника кино Канада Премия Съезд союз кинематографистов Польские фильмы Евровидение фильм Рига Юрмала Никита Михалков Неделя китайского кино кинофестиваль «Россия» Неделя болгарского кино Улыбнись Россия комедия Улыбнись Россия Татьяна Данильянц документальный фильм Вечер памяти Помяни нас Всероссийский фестиваль Андрея Петрова Белый слон На игре Санаев архив кино Квартет И церемония Соловьев пресс-релиз киномероприятие Чехов операторская премия ретроспектива интервью Висла День Победы Кирилл Разлогов ММКФ Алла Сурикова Владимир Тумаев кубинское кино неделя фильмов Документальные фильмы рецензия Россия! Монгольское кино Волоколамский рубеж Болгарское кино Алжирское кино Игорь Мишин Белый столбы кинокомпания Войнович Сокуров книга кинофорум Виват кино России! Кинорынок Кинотавр 2011 Синемарина-2011 INLAY Film Неделя российских фильмов Год России в Испании Говорухин Сахалинский экран Вьетнамское кино неделя сербское кино Библиотека киноискусства имени С.М. Эйзенштейна концерт благотворительность Госфильмофонд Амурская осень Венеция Данильянц Венеция: На плаву Китай неделя китайских фильмов Валенки Чрезвычайные будни албанские фильмы румынские фильмы болгарские фильмы фотовыставка метро киноавтопробег Эрисиони кинорынк пресс-показ прокат неделя современных черногорских фильмов риф Березка Виват кино России! кинотавр показы московский кинофестиваль война миров z Звезда ницца романовы канны Сурикова полет Ейск Open Place короткометражные фильмы Неделя российских фильмов на Кубе екатеринбург эльдар Греция дни кино Грузия Тбилиси израильское кино Спутник Польша Волоколамск документальное киноо Марсель неделя кино Hard Rock Festival Разлогова Ауг Виват кино России Дни вьетнамского кино Неделя российского кино в Софии Русский ренессанс феставаль Монголия Российские фильмы франция Кинопроцесс Липецк Липецкий выбор Невидимки в кино Неделя российского кино в Гонконге Cевастополь Победили вместе Фестиваль китайского кино Фестиваль документальных фильмов россии Voices Фестиваль российских фильмов в Монголии Неделя российского кино спутник над польшей Фестиваль кино России российское кино Край света кинофестиваль йеск Провинциальная Россия Нальчик Индонезия Окно в Европу Дни российского кино в Азербайджане Дни российского кино в Болгарии Бухарест Тула Китайское кино Дни российского кино во Вьетнаме Дни российского кино Ирида ханука Мексика Неделя российского кино в Мексике Дни российского кино в Астане Семнадцать мгновений 17 мгновений Сочи Сочинский Международный Кинофестиваль Первый Фестиваль Турции Московский международный кинофестиваль Италия ЮАР Резекне короткий метр киношок кубинские фильмы Япония Горизонты MIRFF Киноревю Хрустальный Источник анонс киношкола кино России ШОС Хрустальный источникъ Дни кино стран АСЕАН Неделя российских фильмов в Азербайджане Неделя российских фильмов в Грузии Фестиваль китайского кино в России Неделя российских фильмов в Румынии Фестиваль российского кино Гражданская инициатива солдатик Крик тишины Фестиваль Русского Кино Выставка Дух огня На благо мира Живые эмоции Слон Неизвестные герои Севера ФЕСТИВАЛЬ КИТАЙСКОГО КИНО В РОССИИ - 2019 Юбилейный вечер Неделя российских фильмов в Болгарии Неделя кубинских фильмов в России нелеля фильмов Неделя российских фильмов в Китае Неделя российских фильмов в Венесуэле Неделя российских фильмов во Вьетнаме Неделя российских фильмов в Израиле

На XIV Российском государственном кинофестивале «Виват кино России!» состоялся «круглый стол»

На XIV Российском государственном кинофестивале «Виват кино России!» в Санкт-Петербурге (3-8 мая 2006 г.) состоялся «круглый стол» на тему:
ДРУГОЕ КИНО:

• Экранная судьба «не-блокбастеров»
• Куда «уходят» фильмы

Состоялся 4 мая 2006 года в 12-00 в Санкт-Петербурге, в гостинице «Прибалтийская», в конференц-зале «Петродворец».

В круглом столе приняли участие:
Ведущая круглого стола, кинокритик Ирина Павлова, генеральный продюсер фестиваля, генеральный директор компании «Петербург-кино» Людмила Томская,
художественный руководитель «Ералаша» Борис Грачевский, режиссер Дмитрий Федоров, продюсер Егор Юзбашев, кинокритик, обозреватель газеты «Культура» Оксана Гаврюшенко, кинокритик, обозреватель газеты «Новые известия» Александра Иванова, кинокритик, специалист по связям с общественностью Ольга Шмырова и представители СМИ
Ирина Павлова: Добрый день. Для начала я хотела бы озвучить повод, который дал тему для сегодняшнего разговора. Два года тому назад одна известная кинокомпания сняла картину режиссера-дебютантки, в которой сыграли тогда никому не известные актёры. Сняли фильм, смонтировали его, посмотрели, решили, что себе дороже будет выпускать эту картину в прокат, и по американскому образцу проще положить её на полку и забыть, как страшный сон. Спустя два года (я пока не раскрываю ни названий, ни имен) эта производящая кинокомпания, обратившись к известным дистибьютерам с пакетом своей продукции, куда по ошибке занесли тот самый не увидевший свет фильм. Весь пакет дистрибьютеры отвергли, а эту самую картину предложили срочно закончить и выпустить её в прокат. И сейчас в Москве этот фильм идёт по всем центральным кинотеатрам, а в Питере (я вот шла сейчас по Невскому и обратила внимание) в каждом кинотеатре висит её афиша. Картина называется «Питер FM», главные роли в ней сыграли тогда никому неизвестные Евгений Цыганов, актёр театра Петра Фоменко и питерский актёр Алексей Барабаш. В результате, сегодня «Питер FM» стал коммерческим бестселлером, хотя не является блокбастером. Но самое обидное, что, скажем, похожая на неё картина «Прогулка» с тем же самым Евгением Цыгановым в главной роли, вышла раньше, собрала зрительский урожай.
И «Прогулка», и «Питер FM» - обычные романтические истории, без всяких спецэффектов, где молодые люди идут по городу (в обоих случаях, в Санкт -Петербурге), общаются, где случается любовный треугольник, история про то, как важно и нужно встретить в своей жизни хорошего человека. И, когда, подобные сценарии сейчас приносятся в кинокомпании, в Федеральное агентство по культуре и кинематографии РФ, все пожимают плечами и говорят: «Да, история миленькая, симпатичная, давайте поснимаем, но этот продукт изначально для телевидения».
Это правда. Все фильмы, которые не являются блокбастерами с участием производящих телекомпаний, почти в прокат не попадают. Судьба этих фильмов –моментальный выход на телеэкран, после чего ни одна уважающая себя прокатная компания разговаривать с производителями и создателями этих картин не будет. Второй такой случай произошёл с продюсером Александром Литвиновым, который сделал картину «Время собирать камни». Этот фильм в прошлом году, на XIII кинофестивале «Виват кино России» получил зрительский Гран-при. Три с половиной тысячи зрителей проголосовали единогласно за эту картину, несмотря на то, что она сделана без каких-либо ухищрений и затрагивает военную тему. Фильм, который мог бы иметь реальный зрительский потенциал в прокате, сделанный на плёнке, был показан на телевидении через три недели после сдачи картины в Федеральное агентство по культуре и кинематографии РФ. Я понимаю ситуацию, которая тогда возникла – наступало 9 мая, 60-летие Победы, и всё, связанное с военной тематикой, срочными темпами выпускалось на телеэкран. Но, таким образом, фильм как произведение киноискусства был загублен. Она получила зрительский резонанс на фестивале «Виват кино России», но прокат так и не увидела. Вот поэтому и возникла такая тема для круглого стола, как «Другое кино». Что с ним происходит, если оно не рассчитано на сиюминутный, массовый и ,если угодно, молодёжный успех? Кино, которые снято хотя бы для 20-25-летних (я не говорю о более старших поколениях, хотя и они достаточно активные зрители), сразу оказывается на телеэкранах. Это первый вопрос, который мы сегодня затронем на нашем круглом столе. Второй вопрос, который мы вынесли в повестку, это пункт, который был заявлен организаторами фестиваля «Виват кино России» - государственной прокатной организацией Санкт-Петербурга и его области «Петербург – кино». Как существовало кино в советское время? Вот оно вышло на экраны, оно было показано, было сделано энное количество копий, а потом эти копии, которые были сделаны в более-менее приличном качестве, оседали в фильмохранилищах и государственных прокатных организаций городов. Они собирались как фильмофонд. В любой момент можно было достать копию фильма и показать её. Сейчас при сдаче картины в Федеральное агентство по культуре и кинематографии РФ делается одна копия, которая сдается в Госфильмофонд. Исходная копия не отдается, оставшиеся растворяются во мраке и неизвестности. То есть, фильмы советского периода можно восстановить и показать, а картины, сделанные после 90-го года, утрачиваются. Когда составлялась киноэнциклопедия 90-ых годов, выяснилось, что ежегодно производилось до четырехсот фильмов (мы все помним ту эпоху), но ни один из них сегодня физически невозможно найти и неизвестно, где он, что с ним. Есть режиссер, он снял столько-то фильмов, но ни одного фильма этого режиссера мы не видели. Мне кажется, это тоже серьёзная проблема, поскольку мы теряем наш главный документ – плёнку, и каким образом изменить эту ситуацию мы пока не очень понимаем. Нам казалось, что это будет важным вопросом для участников фестиваля. Да, нас собралось здесь немного, но давайте выскажем свои мнения и попытаемся каким-то образом прийти к общему знаменателю. Среди нас собрались здесь и кинокритики, киножурналисты, режиссёры, сотрудники телевидения... Может быть, в результате наших размышлений сложится более целостная картина об этих двух важных вопросах современного кинематографа.
Ольга Шмырова: На мой взгляд, жаль, что здесь нет самих продюсеров и дистрибьютеров, потому что их точка зрения немаловажна для освещения этих вопросов. Насколько я знаю, сейчас снимается достаточно много картин, и для продюсеров важным моментом является прокат фильмов. Каждый продюсер надеется сначала успешно прокатать свой фильм, затем продать права на выпуск дисков и кассет, и только затем уже разговаривать с телевидением о показе. И не от хорошей жизни продюсеры идут на то, что фильмы сразу оказываются на телеэкране. Это происходит от того, что фильмы проваливаются в прокате. По моему мнению, тема затронута достаточно важная и интересная, поэтому я бы предложила устроить Круглый стол в день закрытия фестиваля. Конечно, среди нас собрались здесь люди, которые анализируют, понимают и пишут о проблемах современного кинопроцесса (я говорю и о Оксане Гаврюшенко, обозревателе газеты «Культура», и о Александре Ивановой, обозревателю газеты «Новые Известия»), люди, которые являются непосредственными участниками современного кинопроцесса – Дмитрий Федоров, режиссер картины «КостяНика. Время лета», показ которой недавно состоялся в рамках традиционного Пресс-клуба киножурналистов. Думаю, что Дмитрий мог бы рассказать нам о судьбе своей картины. Фильм адресован молодёжи, но, несмотря на это, он чистый и очень открытый.
Ирина Павлова: Прежде чем слово возьмёт следующий выступающий, я хотела бы добавить одно замечание. Дискуссию с этой же темой мы непременно проведём в рамках Российской программы Московского международного фестиваля.
Дмитрий Фёдоров: Добрый день. Меня зовут Дмитрий Фёдоров, я режиссер фильма «КостяНика. Время лета». Что я хочу сказать по вышеизложенным пунктам, мне кажется, что вся эта история предельна ясна. Отгремел «Питер FM», но дело ведь абсолютно не в содержании картины. Дело в том, как ведутся пиар и pro-компания этой картины. На самом деле, сейчас выясняется прописная истина, что реклама, безусловно, двигатель торговли. Картина не обязана быть блокбастером или остросюжетным боевиком, необязательно вкладывать миллионы долларов в её производство, но необходимо вкладывать эти самые пресловутые миллионы в её рекламу. Она вернёт затраченные средства, окупит производство и даже принесет прибыль. Все дело в том, что все более –менее крупные прокатные компании заинтересованы в достаточно большом рекламном бюджете. Они так прямо и говорят, что готовы вести разговор только при наличии рекламного бюджета не менее 400 000$. Если мы хотим получить такой эффект, как получает «Питер FM», то речь идёт о 2 000 000$ на рекламу. Это при том, что сама картина могла стоить намного меньше. То есть, надо приходить с своим рекламным бюджетом. Я не знаю, как это может интересовать прокатчиков в том смысле, какую часть от рекламного бюджета они оставляют себе, это не доказуемо. Но то, что они прекрасно понимают, что, если зрители не видят ролика по телевизору, не видят рекламных растяжек и плакатов на улицах своего города, то запускать фильм в большом количестве кинозалов не имеет смысла. Поэтому в этом смысле надо поклониться компании «Гемини», что они рискнули провести этот эксперимент и запустить «Питер FM», не блокбастер, но с такой же рекламной раскруткой, как запускались проекты, «экшн»-блокбастеры, которые заведомо должны собрать кассу. Они доказали, что на самом деле кино может быть любым, но получается весьма интересный факт – производитель фильма должен найти миллион на создание своего произведения, и в два раза больше на его рекламу. Либо возможна такая ситуация, что прокатчик, как «Гемини» рискует, вкладывая в раскрутку свои средства. Вот поэтому жаль, что с нами сегодня здесь нет Сергея Владимировича Лазарука, потому что я хотел бы задать ему вопрос – как получается, что государство даёт деньги на производство фильмов (низкий ему за это поклон!), но дальше этого дело не идёт. Государство не интересует судьба картины – будет ли она показана, увидит ли её кто-нибудь, но зато государство сдаст отчёт, что, например, фильмы для детей снимаются. В этом присутствует некая ложь потому, что дети не видят фильмов, которые делаются для них. Когда я вижу эту ситуацию, то мне кажется, что государство должно не просто давать деньги на производство фильмов о любви, о детях, о войнах и так далее, но и быть озабочено судьбой этих картин, чтобы эти фильмы не пропали и были донесены до зрителей. Прокатчиков интересует прежде всего рекламный бюджет, и они прямо заявляют об этом во время переговоров – «Ребята, у вас хорошая картина, но хотя бы 400 000$ на рекламу, иначе никто не увидит ваше творение», - говорят они. Вот такая сейчас складывается ситуация. Если у кого-нибудь есть ко мне какие-нибудь вопросы, я готов на них ответить.
Ольга Шмырова: А как идут дела с прокатом Вашей картины?
Ирина Павлова: Да, расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.
Дмитрий Фёдоров: Что я, собственно, могу сказать... У нас так и получилось, что компания, которая занималась продажей нашего фильма, работает по старой советской системе – я не боюсь говорить об этом откровенно. То есть, основная надежда идёт на господдержку, причем ни у кого не возникает сомнений, что мы не получим эту поддержку, поскольку фильм снимается для детей и юношества, затрагиваются какие-то нравственные ценности. Этот бюджет мы получаем, Слава Богу, но дальше продакшн-компания не интересуется прокатом картины потому, что перед ней стоит цель – получить финансирование на новые проекты. Когда я пытаюсь договориться с ними о том, чтобы вложить энную сумму в рекламу, то они отказываются. Зачем им это делать, если эти самые деньги уже лежат у них в кармане, а будет ли прибыль от проката ещё неизвестно. Поэтому у нас как такового проката нет, а есть отдельные показы в различных кинотеатрах. Телевидение и пресса игнорируют фильм, и дело уже не в деньгах, а в престиже компании. Если компания ярко не светит, то средствам массовой информации абсолютно неинтересно освещать её проекты. Нужен информационный повод. Вот я захожу в интернет и вижу, что на «Питер FM» лежит шестьдесят четыре рецензии, а на нас – шесть.
Ирина Павлова: Дмитрий, простите, а я не знаю, состоите Вы в Гильдии режиссеров или нет.
Дмитрий Фёдоров: Да, состою.
Ирина Павлова: Вы состоите в Гильдии режиссеров. Не так давно Гильдия режиссеров в Союзе кинематографистов России заседала совместно с продюсерами на предмет установления потолка (или пола, как угодно) режиссерских гонораров. Этот вопрос обсуждался очень активно. Шумели режиссеры, шумела продюсерская братия... Этот вопрос, о котором вы сейчас говорите, режиссеры ни разу не поднимали. Мало того, в свое время на одном из круглых столов продюсер Владимир Досталь (правда, он производит, в основном, не фильмы, а сериалы), но суть одна и та же, сказал: «Прошли те времена, когда продюсеры отмывали деньги во время производства. Сейчас нормальные продюсеры не отмывают, а зарабатывают деньги по окончании производства».
Дмитрий Фёдоров: Вы знаете, мне смеялись в лицо, когда я это сказал. Ребята, вы знаете, давайте вы перестанете зарабатывать на экономии, и начнете зарабатывать на прибыли. Мне рассмеялись в лицо.
Ирина Павлова: Абсолютно. Но при всем при этом средства массовой информации играют опосредованную роль. Мы можем опубликовать то, что мы услышали, а не то, что мы сами думаем по этому поводу. Мы не производственники. Но производственники стараются эту тему обходить молчанием. Пару раз об этом кто-нибудь скажет, а затем эта тема старательно гасится. А вот если бы эта тема поднималась, то, может быть, в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии РФ пересмотрели бы пакетную политику. И пересмотрели бы стратегию своих действий и продюсерские компании. Между тем, заметьте, что сегодня без государственной поддержки, на свои средства производится 1 (!!!) процент кинопродукции. То есть, все продюсеры так или иначе занятые в кинопроизводстве берут средства на проекты у государства. Государство при этом не спрашивает: «Вы потратили наши деньги на кино, а что вы нам вернёте?». Почему никто не задумывается над этим вопросом? Ведь государство должно получать процент от прибыли, но не получает потому, что прибыли нет. А прибыль возможно получить
только от проката, потому что средства, полученные от продажи картины на телевидение, в лучшем случае покрывают расходы на производство, а в худшем случае, ничего не покрывают. Приведу пример с картиной «9 рота». Все критики говорили как один: «Никакой Федор Бондарчук не спасет картину, сделанную про афганскую войну, про которую все уже забыли». И в результате, любой человек в стране считал неприличным не пойти на «9 роту», даже если это тема его не интересует. Сходили. Были поклонники, были те, кто кричал, что это неправда, но страна в общей массе посмотрела «9 роту». Потому что СТС сказал, что мы сделали картину не для того, чтобы показывать её по телевидению.
Дмитрий Фёдоров: Так получилось, что самый коммерческий канал, на котором мне посчастливилось когда-то работать, оказался сейчас самым независимым. В принципе, суть своей мысли я привожу на простом примере, что государство, например, даёт большие деньги «Автопрому», абсолютно не интересуясь, ездят ли потом эти машины. Это называется поддержкой нашего производства. Что по поводу разговора о Гильдии, к сожалению, я не присутствовал на той дискуссии, потому что я мало функционирую в общественной жизни Гильдии. Я считаю, что надо работать и снимать фильмы. Что касается гонораров, то меня, как режиссера-дебютанта, пока этот вопрос не очень озадачивает. Сколько мне сказали, столько и дали. Но что касается этого вопроса, мы, говоря «мы» я имею в виду режиссеров, тратим колоссальные физические, моральные, творческие силы на производство картин, неважно, удачные они или нет. Вот нам как раз хочется по поводу удачности фильма услышать от зрителей. Получается, что мы все в очень неравных правах. Если раньше картина выходила на экраны во всех кинотеатрах страны, мы могли, посмотрев её, сказать: «Она сделана не слишком удачно», или «Режиссер – большой молодец». То есть, фильм мог быть удачным или неудачным, но публика его все равно видела. Сейчас я вижу массу прекрасных картин, которые до зрителей так и не дошли. Потому что мы зависим от разных факторов. И эта история с фильмом «Питер FM» действительно фантастическая.
Ирина Павлова: Ещё есть одна фантастическая история. Лариса Исаева, известная как директор актёрского агентства «Макс» (ред. – также с 2003 года является генеральным директором кинокопании «Д`Макс»), дебютировала как продюсер фильмом «Дура». Фильм был сделан два года назад. У фильма тогда не было ни проката, ни телевизионной судьбы, вообще ничего. И я ей сказала: «Лариса, ты что делаешь с картиной?». Она мне ответила: «Пока я не найду прокатчиков, и картина не пройдет в прокате, я ничего делать не буду и буду терпеливо ждать, несмотря на возможное возмущение режиссера фильма Максима Коростышевского и его жены, исполнительнцы главной роли в «Дуре», Оксаны Коростышевской. В итоге, Лариса Исаева продержала картину, и, нашла все тот же «Гемини – фильм», который на паях с «Каро» купили фильм. Правда, «Каро» сразу предупредил, что у них все расписано на год вперёд, и придется подождать. Ларисе нужно было утвердиться, как продюсеру, и она решила подождать. Ждала, и «Дура», на мой взгляд, не самый удачный, с коммерческой точки зрения фильм, сделал своего зрителя, сделал свои залы. И сейчас Лариса Исаева терпеливо ведёт переговоры с телевидением, не хватаясь за первые попавшиеся предложения – условно говоря, продать фильм за двести долларов . Потому что для неё важно стать успешным продюсером, а не получить по-быстрому какие-то деньги. И опять-таки, несмотря на то, что здесь немного продюсеров, факт остается фактом, если бы творцы собрались, возмутились и нашли бы способ пригласить на эту беседу продюсеров и представителей прессы, дискуссия вышла бы более продуктивной. Но тот же Дмитрий сказал, что почти не участвует в общественной жизни и считает, что место режиссера на съемочной площадке. У всех творческих профессий в кино есть определенные проблемы, и профессия продюсера не является исключением. Я считаю, что нужно, чтобы все кинематографисты собирались вместе, обсуждали возникающие вопросы, решали их вместе, приходили к какому-то консенсусу, при необходимости, может быть, даже ставить эти вопросы перед государственными органами. Вместо всего вышесказанного, каждый из кинематографистов предпочитает решать эти проблемы в одиночку, сам для себя.
Дмитрий Фёдоров: Я готов поддержать этот призыв, но также прекрасно понимаю, что в Союзе Кинематографистов, в Гильдии эти вопросы решаются некими медийными лицами среди режиссеров, продюсеров.
Ирина Павлова: Но и у них возникают и свои сложности при работе.
Дмитрий Фёдоров: Я все понимаю, но в результате, у этих медийных лиц все как раз хорошо, а вот кто услышит, например, меня? Этого, к сожалению, пока я не могу понять. Я решил сегодня утром, что специально приду на этот круглый стол (кстати, как я понимаю, чуть ли не единственный присутствующий здесь режиссер). Потому что мне больно. Да, я приехал на этот кинофестиваль со своим фильмом «Костяника». Какой бы мой фильм ни получился, но я действительно старался сделать его хорошо. Многие говорят, что у меня даже что-то получилось. Мне больно оттого, что все мои старания не имеют никакого результата, в том числе, результата для меня, как для творческого человека. Почему-то, когда мы говорим об этом, многие считают, что мы имеем в виду славу или деньги. Поверьте, и слава, и деньги не столь принципиальны для меня, я сейчас говорю о других вещах. Для меня прежде всего идёт речь о возможности снимать дальше то, что я хочу. И для этого мою картину должны заметить. Сейчас я начинаю заниматься сериалом. А если бы мой фильм вышёл в трехстах кинотеатрах, то у меня были бы другие разговоры с работодателями. К сожалению, мой телефон не разрывается от предложений. Каждому продюсеру мне приходится говорить: «Я вот тут картину снял…», «Да, а как называется?!», «Вот так-то…», «Как интересно, а я об этом ничего не слышал…». Вот такая складывается ситуация. И поэтому я говорю прежде всего о возможности творить и работать дальше. Сейчас все это очень сложно. На мой взгляд, должен быть разговор прежде всего об этом.
Ольга Шмырова: Оксана, может быть, вы скажете пару слов?
Оксана Гаврюшенко: Добрый день. Оксана Гаврюшенко, газета «Культура». Конечно, многие картины сейчас пропадают из-за того, что они малоизвестны или безызвестны. Но мне кажется немаловажным отметить причинно-следственную связь. Очень важно, с кем сотрудничают производящие компании, и если говорить о все том же «Питер FM», о методах работы Ларисы Исаевой, то всё это лишний раз подчёркивает нетрадиционность способов некоторых продюсеров находить прокатчиков. В обоих случаях, продюсерам необходимо было самоутвердиться в профессиональном плане. Поэтому все рекламные силы СТС были брошены на раскрутку «Питер FM». Беда таких фильмов, как «Костяника. Время лета» и других, в том, что их показы проходят отдельными мероприятиями. Как такового, проката нет. И денег на раскрутку не выделяется. Мне кажется, ситуацию нельзя считать нормальной, когда отдельные картины, относящиеся к арт-хаусу или блокбастерам, получают дополнительные средства на рекламу, а фильмы, ориентированные на более узкую, немассовую аудиторию, средств на это не имеют. Нужно что-то менять. Я думаю, что это очень большая и важная проблема, о которой ещё нужно говорить и говорить с нашими прокатчиками и продюсерами.
Ирина Павлова: В таком случае, скажите мне, пожалуйста, следующее. Сейчас Леонид Нечаев, наш известный киномастер, создавший такие фильмы, как «Буратино», «Красную Шапочку», заканчивает сейчас картину «Дюймовочка». Как вы полагаете, этот фильм рассчитан на массовый или немассовый прокат?
Оксана Гаврюшенко: Леонид Нечаев – один из немногих мастеров в своем жанре. Он имеет право рассчитывать на повышенный интерес со стороны зрителей.
Ирина Павлова: Он и правда имеет это право! Приведу простой пример. Мой сын вырос на «Буратино» и «Красной Шапочке», его дети выросли на «Буратино» и «Красной Шапочке», и сейчас совсем уже малыши обожают этих героев. Дмитрий Иосифов, который сейчас занимается съёмками сериалов, в частности, «Убойной силы», появился в программе, и одновременно по всей стране раздались детские крики: «Ой, Буратино!». А вот сейчас «Гемини – фильм» и многие другие компании (тот же «Каро», скажем) понимают, что показывать днём и вечером «Дюймовочку» не имеет смысла. А утром у них сеансов нет - первый показ начинается в одиннадцать. «Дюймовочка» рассчитана на то, что её должны посмотреть миллионы детей в нашей стране, причем посмотреть не по одному разу.
Оксана Гаврюшенко: Она рассчитана, но её мало кто посмотрит.
Ирина Павлова: Да, я об этом и говорю. Что фильм рассчитан на широкую целевую аудиторию, а в практическом смысле это не играет никакой роли.
Дмитрий Фёдоров: Если этому фильму сделать такую рекламу, как «Ледниковому периоду», то на него пойдут зрители, и он соберёт неплохую кассу. Но это уже вопрос доверия прокатчиков к своему зрителю. Приведу простой пример. Однажды в три часа ночи, я смотрел фильм «Барон Мюнхгаузен» Терри Гиллиама, это просто смешно, это детский фильм, к тому же, который будет интересно посмотреть и взрослым. Почему он идёт в три часа ночи? Потому что представление показчика такое – «это никому не интересное арт-хаусное кино, и рекламу на него я не продам». А это, между прочим, культовый режиссер Терри Гиллиам, это «Барон Мюнхгаузен», где первую роль в кино сыграла Ума Турман. Она появляется на экране обнаженной в шестнадцать лет, и так далее. И если найти правильный рекламный ход, то этот фильм можно будет показать и в 21, и в 22, и в 23 часа. Но опять же здесь вступает извращенное представление показчиков о зрителе. Они говорят: «Зрителю этого не надо», а ведь зритель достаточно умный и образованный человек.
Ирина Павлова: Но образ глупого зрителя культивируется.
Дмитрий Фёдоров: Да, образ культивируется. Я им пытаюсь объяснить: господа, что такое телевидение? Это глянец, рекламоноситель. Что вы рекламируете? Конечно, вы рекламируете зубную пасту, порошок, дорогие часы и машины, и так далее. У вас реклама рассчитана на платежеспособных людей. Эти люди смогли заработать свои деньги, значит, как минимум, они не дураки. Они вполне думающие люди, и, значит, они вполне способны понять серьезные вещи – интересные фильмы, интеллектуальные программы и так далее. Я вот этого не могу понять – почему нужно культивировать глупость, когда большинство зрителей далеко глупцами не являются?
Ирина Павлова: Есть многое на свете, друг Горанцо, что и ни снилось нашим мудрецам.
Дмитрий Фёдоров: Конечно. Я понимаю, что говорю о риторических вопросах. Что же касается «Дюймовочки»,я считаю, что ей нужно заниматься, поскольку её создателем является действительно выдающий кинорежиссер, снявший и снимающий замечательные фильмы. Нужно найти деньги на рекламную раскрутку картины. Конечно, это достаточно сложно сделать в современных условиях, особенно если снова вспомнить о рекламном бюджете. Прокатчики не всегда хотят воспринимать продукт, отличный, по их мнению, от того, на который пойдет массовый зритель. Но пытаться найти деньги, чтобы хотя бы окупить производство фильма, нужно пробовать. Как бы сложно это не было.
Ирина Павлова: Или же должны быть мозги, у тех кто этим занимается. Я могу сказать, что вчера здесь была Катя Шагалова (Ред. – режиссер фильма «Собака Павлова»), которая говорила, что фильм «Собака Павлова» показывали две недели в «Ролане» и две недели в «Пяти звездах». Для меня это было откровением.
Дмитрий Фёдоров: Это неплохо!
Ирина Павлова: Это не просто неплохо. Две недели показа картины дважды в день в таких модных столичных кинотеатрах, как «Пять звезд» и «Ролан», это, значит, что у картины появляется, если не зритель, то, по крайней мере, некий аванс.
Дмитрий Фёдоров: Мы с вами понимаем, что у дочки Миндадзе (Ред. – Александр Миндадзе – сценарист (ф. «Космос как предчувствие», «Парад планет», «Слуга»,«Время танцора» и другие) наверняка найдутся какие-нибудь связи, чтобы решить эту проблему.
Ирина Павлова: Нет.
Дмитрий Фёдоров: В России на самом деле дикое количество вещей делается на личных взаимоотношениях. Это не минус, это действительно так. Мы приезжаем на кинофестивали, знакомимся. Круг людей, которые только начали заниматься кинематографом, ещё не настолько широк, и мы узнаем друг друга в лицо, знаем друг друга по именам.
Ирина Павлова: Я могу сказать, что на личных связях делаются не только те вещи, о которых вы говорите. Вот сейчас мы составляли программу для фестиваля «Виват кино России». Людмила Томская – профессиональный прокатчик (Ред. – Людмила Томская является генеральным продюсером фестиваля «Виват кино России»). Она знает толк в деньгах, умеет их считать, понимает, что сколько стоит. Она мне сразу сказала: «Давай поделим программу 50 на 50. Про 50% картин понимаю я, про остальные 50% должна понимать ты». Я её спросила: «Тебе нужен арт-хаус?». На что она мне ответила: «Нет. Мне нужно то самое другое кино. Те фильмы молодых режиссеров, у которых нет шансов попасть в кинотеатры, кроме как на нашем фестивале».Я говорю: «Люда, а ты понимаешь, что у нас нет большой рекламы для каждого фильма, что у нас есть реклама непосредственно самого фестиваля, и что какие-то ситуации с показами могут оказаться перекошенными?!» «Наплевать, - ответила Томская, - Просто давай покажем фильмы, и будь что будет». Она в данном случае заинтересована, чтобы на фестивале обновлялись программа, появлялись новые имена. Вчера приехала группа актёров, режиссеров, представленная как «Звезды XXI века». Сами понимаете, картинку на Открытии в «Октябрьском» делает не та группа, которую вызвали вместе в финале, отпромоутированную таким образом, а та группа, которую вызвали вначале. Вот она сделала телевизионную картинку, и все больше ничего не надо, губернатор ушёл довольный, деньги снова будут. Но суть фестиваля в том, чтобы что-то куда-то двигать, а не собраться вместе, потусить, выпить, закусить и разъехаться по домам. Почему такие вещи не происходят на других фестивалях, вполне уважаемых и респектабельных? Одна-две картины для галочки, а дальше начинаются борьба и интриги за суперзвезд. Но суперзвезды появляются не сами, их делают. Рая Фомина сделала из Звягинцева звезду, и о «Возвращении» заговорили. Неизвестный режиссер, неизвестный фильм. Рая Фомина изготовила кучу копий и разослала их по всему свету, чуть ли не в Зимбабве. Несколько крупных фестивалей клюнули на этот фильм. Известность к «Возвращению» пришла из за границы. Но почему Лариса Исаева, Рая Фомина и ещё несколько людей, которые я называла, занимаются этим?! Тратят свое время, придумывают способы, чтобы раскрутить фильмы? Зачем им это все? Да потому что эти люди любят кино. Они любят вертеться в кино, они хотят не только заработать, но и сами засветиться в мире кинематографа. Купить машину – это здорово, купить квартиру – это ещё лучше, купить виллу на Канарах – это вообще супер, но человек хочет состояться, как «Я». А есть люди иной категории, которые считают, что они и так отличные профессионалы, а главное для них – заработать денег.
Дмитрий Фёдоров: Может быть. Но ведь есть возможность получить больше денег, если заниматься раскруткой фильма??! Те же фестивали дают возможность показать свой фильм на профессиональном киносмотре.
Ирина Павлова: Я об этом и говорю. Многим часто кажется, что фестиваль – тусовка, что круглый стол – это так, вот мы поговорим и разойдемся. Но, может, мы раз поговорим, мы два поговорим, и, в конце концов, эту дырку будет возможно продолбить. Сегодня я вначале сказала, но повторюсь: «ребята, нас, к сожалению, мало». Почему? Потому что на улице отличная погода. Но ведь те, кто не пришёл сюда сегодня, польстившись на хорошую погоду, они могут оказаться в ситуации, в которой оказываются 90% творцов и прокатчиков. Может быть, проигнорировав наше мероприятие, эти люди упустили для себя что-то важное? Я их не корю. Мы все люди, я бы тоже хотела пойти погулять, поесть, попить, отдохнуть. Но я вас всех призываю. Если дирекция фестиваля решит повторить круглый стол, найдет для этого время, давайте мы его прорекламируем.
Дмитрий Фёдоров: Давайте.
Ирина Павлова: Да. Они же не понимают, что мы говорим о важных вещах. Мы могли бы все это провести на лавочке на улице, позагорать, но при этом поговорим обо всех волнующих нас проблемах. Таким образом, мы могли бы совместить приятное с полезным. То, о чем мы говорим сегодня, это важные вопросы о функционировании современного кинематографа, о его взаимоотношениях с дистрибьютерами и зрителями. Как сегодня должно жить кино?! Сто фильмов, которые никто не видит, сто фильмов, которые никому на фиг не нужны, нужны только пять. Остальные девяносто пять, они, что, все плохие? В таком случае, зачем вы их снимаете?! Зачем работает Экспертное жюри?! Давайте тогда не будем снимать, а дружно, всем миром кинематографа, прокатимся на Канары и весело там отдохнем!
Дмитрий Фёдоров: Нет, конечно, не хотелось бы такой ситуации. Хорошо, что люди вообще работают и снимают кино.
Ирина Павлова: Мы сейчас говорим не о вопросе создания рабочих мест, мы говорим о вопросе создания фильмов! Ребята, рабочие места можно создать по-другому, и не в Москве, где, в основном, расположены центры кинопроизводства. У нас в России большая безработица, давайте создадим рабочие места там, на стройках.
Дмитрий Фёдоров: Хотя вопрос о создании рабочих мест не звучит, но он напрашивается.
Ирина Павлова: Я что-то очень разозлилась, причём, разозлилась на тех, кто гуляет там по хорошей погоде. Изначально я была весьма благодушно настроена…Вы хотите что-то сказать?! Пожалуйста!
Александра Иванова: Здравствуйте. Я Александра Иванова, киножурналист. Мне, как киножурналисту, который пишет и болеет за любимое отечественное кино, эта ситуация обидна. Я по роду своей деятельности смотрю много фильмов, которые, к сожалению, не всегда русские, но я стараюсь смотреть все отечественные киноновинки, в частности, на Пресс-клубе киножурналистов (Ред. – Пресс-клуб киножурналистов еженедельно проходит в Москве и строго ориентирован на киножурналистов). Действительно, хотелось бы послушать продюсеров и прокатчиков, чтобы понять, почему так происходит. Что я могу сказать со своей, журналистской стороны…Мы все понимаем, что если рекламу достаточно часто показывают по телевидению, то фильм вызовет какой-то интерес среди потенциальных зрителей. Есть фильмы, на которые все пошли, потому что нельзя было на этот фильм не пойти.
Ирина Павлова: «Дневной дозор», например.
Александра Иванова: Да. Но что касается журналистов, мне кажется, что для нас необходимо сообщать о фильмах с самого-самого начала. Например, я достаточно часто выезжаю на съёмочные площадки и делаю оттуда репортажи. В частности, я делала репортаж со съемочной площадки «КостяНики» и так далее. Это тоже в какой-то степени является своеобразной рекламой фильма. Не спорю, что многие киножурналисты ищут для своих изданий что-то яркое, но все равно всегда можно создать и придумать что-то интересное для статей, телевизионных сюжетов и так далее.
Ирина Павлова: К сожалению, это забывается к выпуску фильма.
Александра Иванова: К выпуску – да. Но если к выпуску ещё более усилить этот натиск со стороны СМИ?! Тогда что-то может получится. Вот «Питер FM», например. За месяц до начала проката появились ролики в Интернете, на телевидении. Я смотрела на форумах в Интернете, и многие люди обсуждали, что, мол, умираем, хотим посмотреть эту картину. Со стороны прокатчиков шло накручивание. Так, кстати, поступают достаточно часто прокатывающие компании. Они устраивают пресс-показы картин за месяц, полтора до официального проката, начинают усиленную рекламу, тем самым подогревая интерес. Это есть своеобразная игра. У нас, конечно, не всегда получается посещать все мероприятия в силу своей занятости, но мы стараемся. Мы посещаем пресс-показы фильмов, приезжаем на съемочные площадки, и ведь киножурналисты не получают за это денег. Они ездят и пишут потому, что действительно их интересуют какие-то проекты и события. И мы о них пишем.
Борис Грачевский: Для души, так скажем.
Александра Иванова: Да-да. Конечно, существуют какие-то проекты, которые платят за свои публикации в изданиях и на телевидении. Но действительно очень много сюжетов, которые мы освещаем из интереса. Получается, что это тоже реклама для фильма, причем бесплатная. Поэтому мне кажется, что это тоже важный фактор, который необходимо учитывать при работе над фильмом. Не все кинематографисты позволяют журналистам приезжать на площадку, также многие не показывают, что они делают, не разрешают писать об этом до тех пор, пока фильм не будет готов. На мой взгляд, это не совсем верная стратегия. А что касается про «Дюймовочку»…Я думаю, что это уникальный детский фильм, но ему необходима реклама, как раскручиваются иностранные мультфильмы – «Ледниковый период», «Шрек». Почему все идут смотреть эту кинопродукцию?! Потому что у многих зрителей есть дети, и они хотят пойти вместе, посмотреть что-нибудь доброе, забавное, одним словом, то, что для семейного просмотра. Мне кажется, что просто надо создать грамотную рекламу. Как сейчас модно говорить? «От создателей Ночного дозора» - если говорить про картину «Азирис Нуна». Давайте запустим рекламу «От создателей «Приключений Буратино» - фильм «Дюймовочка». Я думаю, что, создав такую рекламу, фильм обеспечит себе кассу. Мне кажется что родители, которые сами выросли на Буратино, обязательно отведут своих детей на «Дюймовочку».
Ирина Павлова: Я сейчас нарвусь на очень крупные неприятности, но я это все равно сделаю. Здесь, среди нас, присутствует один-единственный продюсер, который проснулся и честно пришёл. Это молодой продюсер до сего дня занимался производством сериалов. Сейчас этот продюсер решил заняться кино. Он запускает картину режиссера-дебютантки по сценарию классика нашего драматургического цеха, Натальи Рязанцевой, и плюс ко всему при ничтожно маленьком бюджете. И я сейчас задам вопрос Егору Юзбашеву – сериалы производить проще и выгоднее, почему ты затеял всю эту историю, что тобой движет? Я могу сказать, что тот бюджет, который выделен на производство этого фильма, Егор ничего не получит, дай Бог, сняться. Зачем тебе это нужно?! Егор Юзбашев, возьми, пожалуйста, микрофончик.
Егор Юзбашев: Очень приятно, Егор Юзбашев, продюсер. Я занимаюсь сериалами. Последний сериал, который вы могли видеть, «Псевдоним Албанец», вышедший на канале «НТВ», результатом я доволен. Как сказал Дмитрий, я занимаюсь сериалами потому, что мне даёт это возможность заниматься тем творчеством, которым я хочу. И у меня, хотя и являюсь про
24.05.2006